2.1. Проявления интеллигентофобии социального характера

2.1.1. В социуме, в том числе российском, откровеннее всего интеллигентофобия проявляется в качестве младшей сестры русофобии.

И это закономерно, поскольку интеллигентность есть ни что иное, как проявление русскости, стоящей у наших полуинтеллигентов, ориентированных на западные ценности, костью поперек горла.  

Как было сказано раньше, традиция во всем винить интеллигенцию возникла порядка ста лет назад и нынешнее поколение интеллигентофобов в ее появлении невиновно. Но к нынешнему поколению претензии справедливы в том, что оно, независимо от исторической ретроспективы, всех стрижет под одну гребенку.

В педагогике есть очень хороший принцип, согласно которому, какой бы поступок ребенок не совершил, никогда нельзя критиковать ребенка. Критике нужно подвергать поступок. Нет плохих детей, а есть плохие поступки.

По этому же принципу поступают и русофобы. Откровенной критике они подвергают не весь народ, а его самую образованную часть, чем фактически дискредитируют русское образование, науку, культуру и тем самым наносят вред всей России. Если предположить, что они своей критикой проявляют стремление искоренить какие-то недостатки, свойственные интеллигенции, то, следуя упомянутому принципу, делать это нужно, критикуя конкретные недостатки, а не интеллигенцию в целом.    

В зависимости от того, насколько поставлен слог, каждый интеллигентофоб старается блеснуть перед остальными изощренностью своего презрения к интеллигенции, через которое сквозит пренебрежение ко всему русскому. Например:

СЛАЙД:

«В России же просвещенные люди, зажатые между чугунной незыблемостью традиционно авторитарной власти и столь же чугунной инертностью российского общества, по существу, эмигрировали в некое «салонно-интеллектуальное гетто», присвоив себе псевдоним «интеллигенция».

…Некоторые из русских интеллигентов совершали по идейным соображениям личные подвиги. Кто-то покушался на самодержцев и шел на эшафот, а кто-то «шел в народ», надеясь личным примером привить русскому крестьянину гигиенические навыки и потребность в гражданских свободах. При всем уважении к их личной самоотверженности и те, и другие подвиги интеллигентов были apriori так же бессмысленны, как попытки убить динозавра булыжником или научить его кавалерийской выездке.

…именно русские интеллигенты с их генетическим стремлением к публичному переливанию из пустого в порожнее умудрились в 1917 году бездарнейшим образом отдать власть кучке фанатиков-авантюристов, чьим единственным преимуществом было знание элементарных инстинктов российской массы, которая радостно откликнулась на лозунг: «Грабь награбленное».

Борис Туманов
http://ru.delfi.lt/opinions/comments/article.php?id=18394459

Или вот:

СЛАЙД:

«Если кому-то как бы неясно, что интеллигент – это вовсе не синоним чуткого, умного, нравственного человека, которые были во все времена и во всех странах, а продукт определенной страны и времени, то я мог бы посоветовать обряд экзорцизма, что тоже самое, будто физиотерапевтическая процедура русской бани с последующим принятием радоновой ванны.

…Сам термин "интеллигенция" был введен писателем Боборыкиным в начале 60-х годов, то есть во времена отмены крепостного права и проведения Великих реформ. Он был подхвачен Достоевским и Ключевским и быстро приобрел права гражданства. Этим словом обозначали типично русское явление: образованных людей, которые часто продолжали образование в заграничных университетах. Но, вернувшись в Россию, они быстро убеждались, что их знания не могут быть востребованы во всей полноте. Скажем, земский врач видел, что его знание современной фармакопеи ни к чему, ибо у него под рукой кроме касторки и клистира ничего нет».

Валерий Лебедев

http://www.lebed.com/2002/art3000.htm

 

2.1.2. Вторым явлением, свидетельствующим о наличии в нашем социуме интеллигентофобии, является низкий статус, в котором оказался интеллигент.

Речь идет не о статусе интеллигенции в целом и не о статусе «интеллигентов», а о статусе той немногочисленной категории интеллигентных людей, которые честно и добросовестно отдают самих себя делу и которые своим опытом могли бы принести еще очень много пользы людям. Положение, в котором многие из них оказались в силу сложившихся обстоятельств вынуждает их чувствовать себя ненужными, отвергнутыми, лишними.

Вот что в статье «Интеллигентность как возможный ориентир профессионального развития психолога-практика», пишут (цитируя Г.Зюганова) Николай Сергеевич и Елена Юрьевна Пряжниковы:

СЛАЙД:

«Еще во второй половине 40-х гг. тогдашний директор ЦРУ США в своей работе "Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР" писал: "Посеяв там хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности поверить. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного народа на земле, окончательного, необратимого угасания его самосознания… Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, национализм и ненависть к русскому народу - все это мы будем ловко и незаметно культивировать… и лишь немногие будут догадываться или понимать, что происходит… Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способы оболгать и объявить отбросами общества"».

И превращают. Обратите внимание, с каким воодушевлением интеллигентофобы обвиняют интеллигентов за результаты так называемой перестройки. А на каком, спрашивается, основании, если партию, за которую по их же словам голосовала интеллигенция, антиинтеллигентное большинство на пушечный выстрел не допустило к власти?

Благодаря этой цитате становится понятным, в чьих интересах высказывания в отношении интеллигенции типа этого:

СЛАЙД:

«Много ли стран, в которых существует такая социальная группа? Совсем нет. Если же не считать те, что отпочковались от Российской империи и СССР, то надо признать, что Россия действительно уникальна: ни в одной другой христианской стране такого зверя в прошлом тысячелетии не было».

Юрий Гиренко
http://liberty.ru/columns/Reakcionnye-refleksii/Avtory-v-poiskah-personazha

 

2.1.3. Третьим признаком, подтверждающим наличие в социуме интеллигентофобии, является игнорирование проблем, связанных с неоднозначным отношением к понятиям «интеллигенция», «интеллигент», «интеллигентный» и «интеллигентность».

Очень характерный пример каламбурного отношения к понятиям «интеллигент» и «интеллигентный»  можно увидеть на протяжении с 16-й по 20-ю минуты в телепередаче «Суд на судом времени», состоявшейся еще осенью 2010 года. Обозреватель газеты «Известия» Ирина Петровская, излагая свою версию причин непонятных итогов голосования, сказала, что Леонид Млечин работает в образе «классического интеллигента», а Сергей Кургинян в образе «площадного трибуна». Этого оказалось достаточно, чтобы в своей реплике С.Кургинян сумел, с одной стороны, предъявить претензии к «интеллигентным людям» за произошедшее двадцать лет назад, с другой, - заявить: «Кто из нас более интеллигентен, это вопрос вкуса. Я белой завистью завидую Леониду Михайловичу, что его дамы так оценивают».

Понятно, что для одного человека стакан может быть наполовину пуст, а для другого наполовину полон. Мы привыкли, и не удивляется тому, что, как было сказано выше, человечество делится на две категории, - одна интеллигенцию ненавидит, другая боготворит. Но, чтобы один и тот же человек предъявлял претензии к «интеллигентным людям» и одновременно завидовал тем, кого назвали интеллигентами, это, согласитесь, явление необычное. Однако, не ради защиты Сергея Ервандовича, а во имя справедливости нужно заметить, что ни он один способен сам себе противоречить, используя эти понятия. Большая часть россиян, проявляя стремление выглядеть интеллигентно, способна с огромным удовольствием затоптать того, кто смеет не только выглядеть, но и быть интеллигентным, - аккуратным, снисходительным, деликатным. Особенно, если тот один.

Очень хорошо об этом явлении в статье «Что мешает интеллигенту войти в церковь?» сказал о.Филипп (Парфенов):

СЛАЙД:

«В современной российской церковности интеллигентов особенно не жалуют. И это при том, что в нынешней РПЦ интеллигенция представлена довольно неплохо – как сословие! Но вот интеллигентных людей в ней, действительно, будет маловато. Более того, никто так категорически не выступает против интеллигентов в Церкви, как сами же выходцы из интеллигенции!».

А вот, как это выглядит у доктора наук, профессора, «не имеющего» к интеллигенции абсолютно никакого отношения:

СЛАЙД:

«Лосев не считал себя интеллигентом потому, что он член иной, Христовой Церкви, Господь же сказал: "Кто не со Мною, тот против Меня; и кто не собирает со Мною, тот расточает" (Мф. 12, 30). Быть членом "церкви" интеллигентов значит быть против Христа; для монаха Андроника это было невозможно, отсюда его резкая отповедь собеседнику. Понятны также и слова В. В. Розанова: "Пока не передавят интеллигенцию - России нельзя жить. Ее надо просто передавить. Убить" . Розанов понимал, что традиционная историческая Россия и Россия интеллигентская несовместимы, и пророчески предвидел, что торжество интеллигенции будет означать гибель России. Понятны и слова современного философа: "В 1917 году к власти пришли левые интеллигенты. В 1991 году их сменили правые интеллигенты. И те, и другие вызывают омерзение"».

Александр Камчатнов
http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Article/kam_konc.php

 

К ОГЛАВЛЕНИЮ

 

Нет комментариев. Ваш будет первым!

← Назад

По все вопросам писать на info@intelligentia.ru